Фотоиммунопротекция – новое направление в профилактике и лечении нарушений пигментации

25.09.2018
Журнал “Косметика и медицина” • 3/2018


Троценко Татьяна Викторовна, врач-дерматовенеролог, косметолог, ведущий специалист, ООО «Астрея», Москва


Нарушения пигментации относятся к состояниям, вызывающим выраженный косметический дефект и ухудшение качества жизни пациента, при неблагоприятных условиях – стигматизацию и социальную дезадаптацию. Необходимость в защите от деструктивного компонента воздействия солнечного излучения сопровождает дерматологических пациентов как на момент лечения, так и в повседневной жизни. Фотозащитными свойствами с широким спектром покрытия обладают средства Heliocare®, созданные на основе запатентованного комплекса Fernblock® испанским концерном Cantabria Labs. Fernblock® представляет собой комплекс биологически активных веществ, выделенных из экстракта листьев папоротника Polypodium leucotomos. Средства, созданные на его основе, способны оберегать кожу не только от лучей ультрафиолетового спектра, но и от видимого света и инфракрасного излучения. Характерной особенностью экстракта является высокое содержание фенольных компонентов, что придает ему выраженные антиоксидантные, антимутагенные, противовоспалительные и иммуномодулирующие свойства. Руководствуясь результатами лабораторных и клинических исследований, можно сделать выводы о клинической эффективности экстракта Polypodium leucotomos при нарушениях пигментации, при фототерапии заболеваний кожи, после агрессивных эстетических процедур и лечения ретиноидами, при уходе за фоточувствительной кожей.



РОЛЬ ИММУННОЙ СИСТЕМЫ В РЕГУЛЯЦИИ МЕЛАНОГЕНЕЗА

Процесс пигментообразования – меланогенез – является одним из сложных феноменов приспособления организма к окружающей среде. Цвет кожи определяется несколькими пигментами, но основополагающая роль принадлежит меланину. Важнейшим свойством меланина является способность абсорбировать ультрафиолетовую часть спектра солнечных лучей, а также связывать свободные радикалы, выполняя антиоксидантную функцию, что является ведущим фактором в защите внутренней среды от губительного действия на клетки УФ-лучей.

Процесс меланогенеза регулируется более чем 125 различными генами [1]. На данный момент известно около 350 локусов, мутация которых прямо или косвенно связана с нарушениями пигментации [2].

Наследуемые особенности определяют не только цвет кожи, но и характер ответной реакции на внешние и внутренние факторы. Самым мощным внешним фактором является солнечное излучение.
Внутренние факторы включают местные цитокины и гормоны, секретируемые кератиноцитами, фибробластами, иммунными, нервными, эндокринными клетками под влиянием определенных состояний, например беременности или сахарного диабета. Центральными внутренними факторами-регуляторами меланогенеза являются меланоцит-стимулирующий гормон (МСГ) и адренокортикотропный гормон (АКТГ) – продукты распада проопиомеланокортина, синтезируемые в гипофизе. Однако не менее важной является местная система регуляции меланогенеза. Определяющее влияние принадлежит иммунной системе кожи, к которой, помимо лимфоцитов, нейтрофилов, тучных клеток, эозинофилов, клеток Лангерганса, стали относить также кератиноциты и меланоциты благодаря их способности продуцировать широкий спектр регуляторных молекул, участвующих в иммунной защите кожи.

Примечательно, что в процессах иммунной защиты и меланогенеза задействованы одни и те же сигнальные молекулы, среди которых:

• интерлейкины (ИЛ) – ИЛ-1 секретируется кератиноцитами и меланоцитами, ИЛ-6 синтезируется фибробластами и меланоцитами, оба интерлейкина дозозависимо снижают активность тирозиназы
и ингибируют пролиферацию меланоцитов, угнетая меланогенез;

• ФНО-α (фактор некроза опухолей α) – присутствует в эпидермисе и дерме здоровой кожи, вызывает дозозависимое снижение активности тирозиназы, а также снижает продукцию меланина;

• ТФР-β (трансформирующий фактор роста β) – снижает активность тирозиназы;

• интерфероны (ИФ) – ИФ-α продуцируется макрофагами и лимфоцитами, ИФ-β – фибробластами, эпителиоцитами, обе разновидности интерферонов стимулируют меланогенез, ИФ-γ обладает угнетающим действием;

• эндетелин-1 (ЕТ-1) – активатор гена MITF, необходимого для дифференцировки и функционирования меланоцитов, стимулирует меланогенез и пролиферацию меланоцитов;

• транскрипционный фактор р53 – вызывает выработку МСГ кератиноцитами и стимуляцию меланогенеза [4].

В случае дисбаланса механизмов регуляции нарушается пигментообразование и развивается дисхромия – состояние, при котором естественный цвет кожи меняется: при гипермеланозе кожа становится темнее вследствие усиления меланогенеза и накопления меланина, при гипомеланозе – светлее по причине снижения количества меланина. Современная классификация нарушений пигментации представлена в табл. 1.

Рассмотрим особенности функционирования иммунной системы кожи для таких характерных представителей групп дисхромий, как мелазма, пигментный невус и витилиго (табл. 2).
При гиперпигментации имеет место повышенное содержание CD95+ клеток и, как следствие, ослабление апоптоза и увеличение числа меланоцитов.




Процесс формирования витилиго, особенно активно выраженный, протекает с интенсификацией процессов перекисного окисления липидов (ПОЛ), изменением состояния антиоксидантной системы и иммунитета, а также характеризуется избыточным апоптозом.

Иммунологические исследования свидетельствуют о выраженных изменениях иммунной системы у больных витилиго и гипермеланозами. Состояние клеточного и гуморального звеньев, иммунологической резистентности и неспецифического ответа иммунной защиты у больных с витилиго и гиперпигментацией указывают на существование взаимосвязи между иммунологическими параметрами и клинической картиной дисхромии [5–8].

Приоритетная роль в процессах возникновения нарушений пигментации принадлежит фотоиммунным механизмам, что обусловливает необходимость комплексного лечения дисхромий. К средствам, обладающим как фотопротекторным, так и иммуномодулирующим свойством, относятся полифенолы – мощные природные антиоксиданты, входящие в состав экстракта папоротника Polypodium leucotomos (P. leucotomos).


ЭКСТРАКТ ПАПОРОТНИКА P. LEUCOTOMOS: АКТИВНЫЕ КОМПОНЕНТЫ, МОЛЕКУЛЯРНО-КЛЕТОЧНЫЕ МЕХАНИЗМЫ, КЛИНИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ

Использование растительных компонентов с выраженными антиоксидантными свойствами представляет большой интерес в отношении снижения риска кожных заболеваний, вызванных УФ-излучением. Полифенолы – биологически активные вещества, издревле используемые для лечения самых разных болезней. В современной медицине полифенолы также получили свое признание благодаря многочисленным исследованиям, подтвердившим их клиническую пользу для здоровья [9–11]. Одним из представителей растительного мира, содержащим сразу несколько полифенолов с выраженными антиоксидантными свойствами, является P. leucotomos (P. aureum) (рис.1).



Рис. 1. Папоротник P. leucotomos


P. leucotomos представляет собой разновидность папоротников, произрастающих в тропиках и субтропиках восточной части Северной и Южной Америки. Растение использовалось в народной центральноамериканской медицине при многих болезнях.

Благодаря высокому содержанию фенольных компонентов P. leucotomos является мощным антиоксидантом.

В экстракте папоротника (ЭП) P. leucotomos содержатся:

• фенольные кислоты (феруловая, кофейная, ванилиновая, кумаровая, хлорогеновая, 3,4-дигидроксибензойная и др);

• флавоноиды – растительные пигменты, обладающие антиоксидантными, противовоспалительными и противоопухолевыми свойствами;

• сахара (фруктоза, манноза, глюкоза).

В табл. 3 приводятся свойства, благодаря которым он оказывает фотозащитное действие, вмешиваясь сразу в несколько звеньев патологических изменений. Схематически механизм действия экстракта представлен на рис. 2.




Рис. 2. P. leucotomos как средство фотоиммуной защиты [10] (А) препятствует провоспалительным механизмам воздействия УФ-И, включая перекисное окисление липидов и формирование активных форм кислорода (АФК); (В) уменьшает УФ-повреждение ДНК; (С) стимулирует экспрессию антионкогена p53 и его активацию; (D) ингибирует вызванное УФ повышение уровня фермента COX-2; (Е) сокращает
УФ-индуцированную транскрипцию ядерных факторов AP-1 и NF-κB; (F) снижает выработку MMP; (G) уменьшает выраженность воспаления и вазодилатации; (H) ингибирует иммуносупрессивное действие УФ в пределах кожи. Черные стрелки отображают повышение или понижение показателей под действием УФ-И.
Сокращения: АФК — активные формы кислорода; мтДНК – митохондриальная ДНК; УФ-И ультрафиолетовое излучение; ВКМ внеклеточный матрикс; CPD (cyclobutane pyrimidine dimers) циклобутан-пиримидиновые димеры; MMP (matrix metalloproteinase) — матриксная металлопротеиназа; MAPK (Mitogen-ActivatedProtein Kinase) — митоген-активируемая протеинкиназа; AP-1 — активирующий белок 1; NF-κB (nuclear factor kappa B) ядерный фактор «каппа-би»; ТФР-β транс-формирующий фактор роста β; COX фермент циклоксигеназа; PGE2 простагландин E2; ФНО-α фактор некроза опухолей α; iNOS (inducible nitric oxide synthase) индуцируемая синтаза оксида азота; RANK (receptor activator of nuclear factor kappa B) рецептор-активатор ядерного фактора «каппа-би»; RANKL (receptor activator of nuclear factor kappa-B ligand) лиганд рецептора-активатора ядерного фактора «каппа-би».

Экстракт начал использоваться в качестве основного или дополнительного средства лечения кожных заболеваний еще с 1970-х годов. За это время накопилось достаточно свидетельств об эффективности и безопасности применения ЭП (табл. 4). Обратимся к результатам одних из последних исследований применения ЭП при нарушениях пигментации [7–9, 13, 15].

Как можно убедиться, благодаря своим фотопротекторным и иммуномодулирующим свойствам ЭП допустимо использовать в составе терапии даже таких противоположных патологических состояний, как мелазма и витилиго, улучшая иммунный статус в зависимости от характера нарушений (рис. 3).

При анализе научных публикаций не было обнаружено работ, посвященных исследованию применения ЭП при лечении других форм дисхромий. На основании схожих механизмов патогенеза можно предположить, что принципы использования ЭП в составе комбинированной терапии мелазмы будут применимы и в отношении терапии вторичных поствоспалительных гипермеланозов [9].

Следует особо упомянуть роль ЭП в комбинации с фототерапией. На данный момент УФ-терапия применяется более чем при 30 заболеваниях кожи (псориаз, атопический дерматит, витилиго, красный плоский лишай и др.). Благодаря своим антиоксидантным, антимутагенным, противовоспалительным и иммуномодулирующим эффектам ЭП может сглаживать или устранять побочные эффекты ПУВА и nbUVB, преумножая клиническую пользу последних (рис. 4) [14].

Результаты метаанализа клинических и доклинических исследований применения ЭП за 40-летний период свидетельствуют о высоком профиле безопасности: ЭП назначался внутрь в дозе от 120 до 1080 мг, только у 2% пациентов отмечались нежелательные явления в виде зуда или нарушения работы желудочно-кишечного тракта [16]. Исследования продолжительного применения препарата на протяжении 90 [17] и 60 [18] дней также подтверждают безопасность ЭП и его эффективность в устранении деструктивных эффектов УФ.

Рис. 3. Клиническая эффективность ЭП при мелазме [7] Клиническая картина на 28, 56,84 день лечения. (А) Пациент проходил лечение по схеме средство с SPF 50 + крем с 4% гидрохиноном + плацебо.
(Б) Пациент проходил лечение по схеме средство с SPF 50 + крем с 4% гидрохиноном + ЭП (внутрь).


Рис. 4. Гистологическая картина парной биопсии образца кожи после монотерапии ПУВА (слева)и ПУВА + ЭП (справа) [14] При использовании ЭП снижается число пораженных УФ клеток, нарушений клеточного деления, микровезикуляции, вакуолизации (А), сохраняется морфология и численность клеток Лангерганса (Б).


ЛИНИЯ СРЕДСТВ HELIOCARE® – МЕСТНАЯ И СИСТЕМНАЯ ФОТОИММУННАЯ ЗАЩИТА

Заложенные природой фотозащитные свойства ЭП воплотились в линии средств HELIOCARE®, созданной на основе биологически активного комплекса Fernblock®.

Fernblock® представляет собой концентрированный водорастворимый экстракт листьев папоротника P. leucotomos. Разработка препарата велась испанским концерном IFC (после ребрендинга с 2018 г. название компании – Cantabria Labs) совместно с Гарвардской медицинской школой и ведущими международными экспертами в области дерматологии и фотозащиты, в том числе Томасом Фицпатриком.

Препараты линии HELIOCARE® обладают фотозащитными свойствами с широким спектром покрытия благодаря комбинации химических и физических фильтров, которые оберегают от УФ-А/В-излучения, и Fernblock® – специального фотопротекторного щита от инфракрасного и видимого излучения.

Надо отметить, что технология изготовления комплекса Fernblock® была запатентована, средства HELIOCARE® являются единственными препаратами на основе экстракта P. leucotomos, протестированными и одобренными ведущими американскими и международными дерматологами. Немаловажным представляется тот факт, что именно комплекс Fernblock® использовался в клинических исследованиях свойств P. leucotomos, подтвердивших его клиническую пользу и безопасность.


В СЕРИЮ HELIOCARE® ВХОДЯТ СЛЕДУЮЩИЕ СРЕДСТВА.

Линия препаратов Heliocare 360
• HELIOCARE 360º Mineral Fluid SPF 50+ Sunscreen
• HELIOCARE 360º Gel Oil-Free Dry Touch SPF 50 Sunscreen
• HELIOCARE 360º Fluid Cream SPF 50+ Sunscreen
Действие: фотоиммунозащита широкого спектра (от УФ-А/В-излучения, ИК-излучения, видимого света) с усиленной антиоксидантной и восстанавливающей активностью на основе технологии Fernblock® FC и Bioshield System (SPF 50+).
Активные ингредиенты: Fernblock®, феруловая кислота, кофейная кислота, экстракт физалиса, экстракт листьев зеленого чая, витамины Е, F, аргинин, экстракт резуховидки Таля, фитосфингозин HCl.
Показания: патологии, связанные с воздействием солнечного излучения, фоточувствительность, фотостарение, пигментация.

Крем Heliocare® Ultra 90
Действие: максимальная фотоиммунозащита от УФА/В-излучения (SPF 90) и устранение деструктивных фотоэффектов.
Активные ингредиенты: Fernblock®, экстракт зеленого чая, витамин Е, лизат микрококка, фитосфингозин.
Показания: очень светлая кожа, защита для фоточувствительных типов кожи, фотодерматозы, рак кожи в анамнезе, при лечении препаратами, вызывающими фотосенсибилизацию, предупреждение гиперпигментации, после агрессивных процедур (пилинг, лазер, дермабразия), витилиго, актинический кератоз.

Линия препаратов Heliocare® Color SPF 50
• Heliocare Color Sun Touch Hydragel SPF 50
• Heliocare Color Gelcream Light SPF 50
• Heliocare Color Compact SPF 50 Sunscreen
Действие: тональные фотоиммунопротекторы для ежедневного применения с высокой степенью защиты от УФ-А/В-излучения (SPF 50).
Активные ингредиенты: Fernblock®, алоэ барбаденсис, гиалуроновая кислота, токоферил ацетат, экстракт камелии китайской, бисаболол, сквален, глицин сои, бета-ситостерол.
Показания: фоточувствительная кожа, гиперпигментация / предотвращение гиперпигментации, защита кожи после агрессивных косметических процедур, маскировка дефектов кожи (покраснение, раздражение, экхимозы, расширенные сосуды), длительное пребывание на солнце в жарком климате.

Капсулы Heliocare® для приема внутрь
Действие: фотоиммунозащита «изнутри» от деструктивного солнечного воздействия, повышают эритематозный порог чувствительности кожи, препятствуют фотостарению.
• Капсулы Heliocare® Purewhite Radiance MAX 240
Активные ингредиенты: Fernblock® (240 мг), экстракт граната (100 мг), цистин (100 мг), витамин С (40 мг), ниацинамид (8 мг).
Показания: неравномерный тон лица, гиперпигментация, лентиго, потеря тонуса и эластичности кожи, морщины, адъювант в антивозрастных и депигментирующих
протоколах после процедур (пилинг, лазер, дермабразия).

• Капсулы Heliocare Ultra-D
Активные ингредиенты: Fernblock® (480 мг), витамин D (5 мкг), лютеин, витамины С и Е, ликопин.
Показания: защита для фоточувствительных типов кожи, фотодерматозы, рак кожи в анамнезе, при лечении препаратами, вызывающими фотосенсибилизацию, предупреждение гиперпигментации, после процедур (пилинг, лазер, дермабразия), недостаток витамина D.

Флюид HELIOCARE – Advanced Spray SPF 50
Действие: фотоиммунозащита высокой степени для кожи тела (SPF 50).
Активные ингредиенты: Fernblock®, лизат микрококка, экстракт листьев зеленого чая, лецитин, молочная кислота.
Показания: патологии, связанные с воздействием солнечного излучения, фоточувствительность, фотостарение, пигментация, защита всей поверхности тела при длительном пребывании на солнце (прогулки по берегу, пляжный волейбол и т. д.), идеален для пребывания на песке (песок не прилипает к телу).

Препараты линии HELIOCARE® особо рекомендуются: в качестве дополнения к фототерапии заболеваний кожи;
• в составе комплексного лечения нарушений пигментации и последующей профилактики рецидивов;
• при фотодерматозах;
• для защиты фоточувствительных типов кожи в весенний и летний период (фототип I–II);
• для кожи с признаками преждевременного старения;
• после агрессивных эстетических процедур и лечения ретиноидами;
• при риске возникновения рака кожи, при злокачественных новообразованиях кожи, после химиотерапии.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Внимательное отношение к пациентам подразумевает комплексный подход к проблеме. Часто лечение и профилактика заболеваний требуют изменения образа жизни, что зачастую и оказывается самым сложным. Ежедневный уход за фоточувствительной кожей, мотивированное поведение, направленное на защиту от агрессивного солнечного излучения в весенний и летний период, – установки, которые мы должны сформировать у пациентов с нарушениями пигментации. Линия средств Heliocare может не только использоваться в составе комбинированной терапии дисхромий, но и в дальнейшем сопровождать пациентов, помогая им совершать этот несложный и крайне необходимый труд – заботу о своем здоровье.


Скачать статью в pdf